Греческий двоечник

Вспомнил как двоечник получил 5 из 35 по теологии. Тогда он вырулил и сделал из этого видео. Теперь же он получил 3 двойки подряд и стал круглым греческим двоечником. Двойки в принципе должны были мотивировать его к деятельности, к зубрёжке, к успеху, но…

Стоп кадр. Ночь. Дели. На нём двойки изображены как свора собак на улицах Дели, которые вот-вот настигнут своих жертв. И тогда всё. Занавес. Конец.

Лирическое отступление: Если вы в Дели и за вами бегут собаки, положите собакам на мостовую немного чикен бирияни и бегите как в детстве.

Занавес открывается и двоечник видит себя в школе на первой парте. А за ним сзади мегадвоечник. Ему уже всё равно. Он улыбается, держит рукой голову и смотрит сквозь учителя. Ему не важно. Он уже давно перешёл черту “страшно получить двойку” и идёт дальше. А в чём же разница между нашим двоечником и мегадвоечником? В жизнь мегадвоечника пришёл момент смертельного отчаяния, когда он сказал себе: “Не важно. Всё равно. Сдавайся. Какая разница? Тебе что, больше всех надо?”А ведь учителя-то хворостинами двоек просто подстёгивали его к победе.

Воспоминания.
Из архивов греческого двоечника. Он видит себя сидящим за компьютером. Он видит список отличников на экране. Он слышит голос ректора, говорящий, что ему нужно покинуть класс из-за неуспеваемости. И тогда всё превращается в одну огромную склизкую двойку и затуманивается как в фильме Бертона в “Солярисе”.

(Контекст: ночь, музыка за окном)

– Сегодня тебе говорят: “До свиданья.”

– Завтра скажут: “Прощай навсегда.”

– Заалеет душевная рана.

– Эй, наверху! Выключите магнитофон!

– А тем, кто ложится спать, спокойная ночь.

Из архивов памяти.
Он видит себя мальчишкой на картине Федора Павловича Решетникова “Опять двойка”, отрешённо смотрящим в сторону, вниз, в себя, силясь осознать всю глубину своего падения на дно невежества, и, чувствуя как обвиняющие мысли побеждают в суде, и молчание оправдывающих мыслей удваивает груз его вины, он падает вместе с Акутагавским разбойником Кандатой “в самую глубь непроглядной тьмы.”

Стоп-кадр. Если промотать запись несколько раз, то виден шнур страховки. (Высокая зернистость. Не видно к кому привязан шнур, к разбойнику или к двоечнику)

Даже если эти уроки научили греческого двоечника только тому, что он безнадёжный лодырь, канительщик и неуч, он по-японски кланяется своему учителю и благодарит Бога. Он не способен на харакири. У него нет катаны. Он просто останется на второй год. Он старый двоечник, и помнит, что в некоторых классах у Бога нужно оставаться не на второй, а и на 22-ой год. Это нормально.

Вся суть.
Но суть в том, что греческий двоечник — это тот лентяй, которому важно. Суть в том, что ему не всё равно. Верой он видит тот день, когда довольный, изборождённый морщинами непальский дедушка берёт Новый Завет на его наречии, и так сияет его лицо просвящённое Словом Христовым, что просто можно тысячу двоек получить за это.

Да, и совсем забыл сказать. Греческий двоечник не сдастся. Он намерен молиться Богу и доползти до конца. У него миссия. Он должен передать непальскому дедушке Новый Завет пока он (дедушка или греческий двоечник) жив.

Мало того. Есть миллионы таких как тот дедушка, которые ещё не имеют Библии на своём родном языке. Для этого греческому двоечнику предстоит съесть все наигорчайшие учебники греческого. Ведь съел же Чарли Чаплин свой ботинок (правда гвозди выкинул).

Так что, эй двойки, ну ка быстро гоните греческого двоечника к победе! Пришел, вызубрил, победил!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *