На даче у дедушки

admin истории, история

Выхожу из 19-го. Перехожу дорогу, 3 километра по разбитой гравийке и я у дедушки. Он дома. Домик маленький, одноэтажный, из красного кирпича на углу улицы. По обе стороны дома растёт ежевика. На сторону сада выходит окно во всю стену. У парадного входа можно поставить машину, дальше веранда, ключ в тайном месте. Около веранды растет слива, георгины и гладиолусы. Посередине веранды столб на котором держится крыша веранды. Внутри столба отверстие, где висит лампа. Вся веранда заставлена пустыми коробками от саженцев. Плитка на веранде такая серая с крошкой. Коврик у порога коричневый, ворсистый. С веранды виден парник и грядки. Если как заходишь в дом обернуться, то там за забором дом Мантаса. У его мамы есть кролики. Мы как-то мало общались. Я у них был дома всего один раз.

С веранды можно также увидеть “ананасовую” яблоню, она у угла веранды. Около неё стоит палка с тремя деревянными щепками, чтобы снимать яблоки и вилы. Под яблоней стоит ржавая бочка с водой. Вода приходит в сады от башни, которая находится на краю садов. Кран находится сразу за парником, на границе с чужим участком. Когда открываешь воду в кране, сразу знаешь есть ли напор в башне. В городе то он всегда есть, а здесь не всегда. Из любопытства заглядываю в парник. Там жара плёнку во все стороны распирает, а помидорам нравится. Дальше за парником и краном построен туалет. Простой деревянный туалет. Крыша из шифера. Никто ещё не знает про асбест и его воздействие. Внутри туалета газета «Крокодил» и мухи. Туалет граничит с туалетом соседа. Но это уже сюрреалистичные детали.

Первым меня встречает Бимка, дворняжка. Он гавкает сначало дежурно-строго, а потом от радости, когда узнаёт меня. Он просто скулит как хочет попасть в дом. Я не знаю гладить Бимчика или нет, так как у него могут быть блохи. Дедушка не разрешает Бимке в хату, поэтому я аккуратно держу его рукой, а сам проскальзываю внутрь дома.

Дедушка сидит на диване и ждёт пока на плитке закипит алюминиевая кружка с чаем. Я вхожу и он радуется:

— Во, внучок мой приехал, Лёша! Ну заходи, брат ты мой, хорошо что ты приехал поможешь деду.

Мне и радостно и тревожно от того, что я не знаю, что мы будем делать. Я говорю деду:

— Деда, можно я слив соберу, поем немного?

— Да конечно, хоть все! Может ты яичницу хочешь? Сейчас пожарю тебе.

Я ухожу собираю спелые сливы у веранды и за парником. Там самые сладкие. Есть ещё большая старая слива у парадного входа, но там они чёрные и кислые даже когда спелые. Прихожу обратно в дом. Дедушка накладывает мне яичницу с салом. Я сажусь за стол и ем. Дед спрашивает меня как дела, как родители, как моя учёба. Если я говорю что-то удивительное, он мне сразу: «Иди ты?» Внутри в доме один этаж. Это всего 3 на 5 метров максимум. Всё в одном и однако есть огромный дубовый шкаф — разделитель площади. В шкафу огромное зеркало с замысловатыми разводами. Слева одно полушарие комнаты, там обычно едят, справа другое, там обычно спят. Слева же окно во всю стену. Там такая белая тюлевая занавеска за которой погибла не одна муха. Окно над кроватью справа почти не даёт света из-за густых кустов ежевики. Справа если развернуться и сесть на кровать то увидишь огромный камин. Он скорее для красоты чем для тепла, так как когда всё сгорает большая часть тепла уходит в трубу. Над камином задвижка. Справа у стены около кровати на тумбочке лежит дедушкина электробритва. У деда седая борода, но он бреет баки.

Дедушка любит поглаживать бороду. Я никогда не думал, что когда-нибудь и я также буду носить бороду. Руки дедушки все в морщинах, шрамах, загорелые, привыкшие к труду. На нём серые штаны, жёлтая рубашка и широкие серые подтяжки. На ногах светлые кожаные сандалии с дырочками для вентиляции вверху и прорезями по бокам. Дедушка курит папиросы «Прима». Это ужасный запах, но я всё равно люблю дедушку. Тогда мне просто казалось, что люди просто попались на удочку вредной привычке.

Стены в домике обиты деревянной шалёвкой. Когда лежишь вечером на кровати, то смотришь, считаешь их и смотришь в скольких из них есть сучки и сколько их. В левой части комнаты на стене висит картина трёх охотников оживлённо рассказывающих друг другу небылицы. В отличии от города на даче спишь как убитый. Особенно если поработал нормально – копал грядки, сжигал мусор или просто бегал как угорелый по садам. Мой дедушка председатель. К нему постоянно приходят люди и он советует им как оформлять документы или прививать деревья. Бабушка осталась дома, поэтому я больше буду о дедушке говорить. Так вот. После того как поели мы идём с дедом в соседние сады в гости. Я уже переодет в дачную одежду и мы идём вниз по дороге к садам где есть выкопанный пруд. Но дойти туда не так просто. Дедушка останавливается поговорить с людьми.

— Давай, деда, пошли!

— Погоди, Лёша, погоди маленько.

Вот мы поговорили с соседом в темных роговых очках, что сразу за нашим участком. Вот мы прошли и дальше и там был домик дяди Лёши. Дорога узкая, накатанная колёсами глиняная. Везде растут леса подорожника и травы. Когда доходишь до конца её то там есть такие небольшие поля над которыми летают шершни. Дальше – лес по названием чёрный бор. Ещё дальше дачные участки почти в лесу, в перелеске таком и там же выкопанный пруд. Около него лежит огромный кусок карбида. Кто-то ловил рыбу. Ближе к вечеру, после того как дедушка со всеми поговорит и комары станут очень голодными мы пойдём домой. Дома поели и спать. Ночью если приспичило, в прихожей есть ведро. За парник страшно бегать.

Утром иду ловит рыбу. Воздух такой свежий, молодой, грудь рвёт. Удочку взял. У меня есть 2. Бамбуковая – моя и папин спиннинг с катушкой. Вот подхожу к повороту около железной дороги. Перелезаю в дырку и я уже в других садах. Около железки приятно тянет дёгтем. Обхожу озеро и сажусь там где обычно. Попадаются караси – один за другим натягал целый мешок и иду домой. Дома засолил их. На обед пойдём к дяде Феде, это брат моего деда. У них классный мак растёт у дома. Я люблю мак. Под вечер мне пора домой. Дедушка пытается найти кого-нибудь кто подвёз бы меня. Меня подвозят до остановки на «Жигулях» и я счастливый еду домой на 19-ом. Стою на круге, около «гармошки», которая держит две части жёлтого Икаруса вместе. В ногах мамина корзинка полная слив, малины, ежевики и гороха.

Какая там тебе алгебра, география, история, труды. Вот дача – это поэзия!